June 10th, 2011

Только сознание реально.

   Начну, как обычно, с молитвы, что есть беседа со своей проекцией на все что не "Я". Таким образом "Я" становлюсь всем. Чем чище молитва (существует суррогатная молитва пользователя - не мой случай), тем ясней и ясней такой естественный для чистоты кенозис. Созерцаешь тончайшую, но не зыбкую, область в спектре (внимательно внимаю - спектр ли это?) доступную для резонанса моего сознания. Резонанс ли это? Скорее структурное сопряжение. Расклад таков - "Я-система" и "окружающая среда", та что бесконечна,равнодушна, хаотична, иногда если повезет турбулентна. "Я-система " погружена в "окружающую среду" ("ЯС,ОС) и испытывает эпигенетическое давление - бесконечное, равнодушное, хаотическое.  ЯС способна к избирательным связям с ОС. Вспомогательная система избирательных связей создает зону структурного сопряжения.  Все необходимое для функционирования гомеостаза фиксируется в виде внешних сообщений и только внутри системы становится ин-формацией. Никакой ин-формации во вне не существует. Передача ин-формации  глобальное заблуждение. Ин-формацию нельзя передавать - она присуща только уникальной ЯС, это моя сингулярность.  Предавать можно только сообщения.  Обычный, банальный пример - в разговоре человек слышит только то, что хочет слышать (или может) , на что настроен его информационный контур. В этом трудность  трансляции жизненного опыта, того что зовется фенотипом.Культура ,как разученное поведение, попытка такой трансляции.

  АУ! Домолилась  и  осталась совсем  одна. И нас таких почти что восемь миллиардов.Бывает сталкиваемся,выделяется энергия, та самая творческая, две ЯС приобретают устойчивость более высокого уровня. Гомеостаз ликует! При благоприятном стечении обстоятельств возможно создание  Объединенного Народного Фронта. Аминь.

Альфа-волк.

  В моем чистом благословенном детстве, подаренном моими родителями , заложена большая часть всей меня. Я только  благодарно развернула родительские дары в моем реальном времени , более того, попыталась передать их своим детям.
  Один из  даров - свобода, способ жизни, причастный любви, другой , производный первого - способность быть другом, принимать другого.
  Моими друзьями были родители  и теперь мои дети.Дружба, замешанная на плоти и крови необычайно сложна, она чужда спецэффектов  , здесь тебе не будут аплодировать, здесь тебя знают . Еще  сложнее дружба с совсем другим. В моей жизни это было один раз. И это был волк. Если честно, то полуволк (мама его была овчаркой).Он появился вместе с моим дядей геологом, совершенно взрослый, адаптированный к глупым двуногим  и совершенно свободный. Он сразу выбрал меня, но и я выбрала его, так бывает. 
  Мой царственный друг научил меня всем добродетелям, возможным в Жизни. Он был не раб и это главное.Его мерцающие с янтарным отливом глаза ( не бархатные песьи), широкий лоб, огромные лапы и восхитительный серый волчий окрас. По-мужски агрессивный, соседских собак душил прямо в их будках. Сук оплодотворял тоже царственно и только в определенное время года.
  Он снисходительно позволял мне все - завязывать банты на уши,запрягать себя в санки, приносил мне палки, но при этом , я всегда знала, что ведет он себя так из  милости ко мне, голому лягушонку, никогда не пытался укусить, но и рук не лизал. И еще... он научил меня держать разумную дистанцию, это я пронесла через всю жизнь.
  Однажды зимой мы забрались с ним под стог сена, стоящий в поле, он прокопал лаз и привел меня в иной мир.В январе там цвели васильки, прятались мушки и даже две лягушки таращили на нас свои лягушачьи глаза. Мой друг  вздрагивал носом, а я почувствовала первый резонанс причастности тому, что открывается не многим.С этого момента я стала пытаться описывать свои ощущения иного. 
  Десять лет у меня был верный слушатель и сотаинник.А потом он ушел,как и положено в его роде, не подыхать же в вольере.
  Больше друзей у меня не было.
И вот теперь, спустя сорок лет, он вернулся. Он изменился, стал более похож на человека. Но стать та же, думаю и глаза мерцают тем  же янтарем. Зовут его Виктор.